Молодой боец «Академии ММА» Кирилл Яновский на чемпионате мира по панкратиону завоевал бронзовую медаль. В большом интервью спортсмен рассказывает о прошедшем турнире и необычном пути в смешанные единоборства, который лежал через выступления в Государственном академическом ансамбле танца Беларуси.

Белорусы — молодцы!

— На недавнем чемпионате мира по панкратиону ты выиграл бронзовую медаль. Как сложился для тебя турнир?

— О соревнованиях остались только положительные впечатления. Было много команд, сильные россияне, украинцы, казахи. Организация хорошая. Нас экипировали, выделили жилье, наладили питание. Все просто идеально, не к чему придраться! Готовились упорно, два месяца целенаправленных тренировок принесли результат. Мое выступление? Не могу сказать «Вау!» Ну да, выиграл медаль. Но все ведь едут на «золотом». Честно говоря, от боев ожидал даже большего. Думал, дадут мне прикурить. А против меня вышли совсем не такие монстры, как я представлял. Отбился. В первом бою продышался, второй и третий прошел, считай, «на лайте».

— На протяжении дня нужно было постоянно быть готовым к вызову на ковер…

— Между вторым и третьим моим боем случилась небольшая накладка :). После своей схватки (россиянина выиграл) я пошел в фойе, где продавались сувениры и фирменная экипировка «Академии ММА». Через несколько минут прибегает тренер и говорит: «У тебя третий бой»! Конечно, «кипиш» немного был, но ничего страшного.

— Спустя несколько недель понял, что нужно было, чтобы занять первое место?

— Мне нужно было просто получить меньше травм в первом и втором бою. Надо было меньше пропускать. Я же просто шел вперед и бил, пренебрегая обороной. В итоге — «минус ноги». И в третьем поединке уже еле полз. А в концовке, когда видел, что проигрываю, уже не щадил себя, в стиле «была не была». Тяжело было уже после соревнований. Хорошо выспался в гостинице, но вот на утро еле смог встать. Едва вышел из отеля, пять минут спускался по лестнице с третьего этажа, ребята меня ждали. Я ведь должен был драться и по «фулл контакту», но пришлось сняться, просто не мог.


— Смотрел за другими боями?

— Конечно. Честно говоря, парни, с кем я тренируюсь, расстроили. Максим Бачило очень огорчил, думал, он будет на характере «вывозить», но, видно, нервы его «съели». Только Иван Кулак молодец, смог завоевать бронзовую медаль, как и я. А среди остальных, конечно, хочется выделить Артема Дамковского. Было видно, что он на три головы сильнее своих соперников. А его финальный нокаут — вообще «пушка»! Павел Бурмистров хорошо выступил, в финале сражался с парнем из FightNights и дал ему хороший бой. Вообще, все белорусы — молодцы!

Понимаю, к чему готовиться в следующий раз

— Что дало тебе участие в чемпионате мира?

— Большой опыт. Психологическое давление в следующий раз будет уже ниже. У страха глаза велики. Все боятся неизвестности, и я не знал, что меня ждет, какого уровня будут соперники. Думал, меня сейчас разорвут на клочки. Теперь такая стрессовая ситуация для меня не повторится. Понимаю, к чему готовиться.

— Спал перед турниром хорошо?

— Заснул как младенец. Волнение у меня обычно появляется за полчаса до боя. Когда приходят и говорят: «Кирилл, экипируемся!», тогда начинается небольшой мандраж. Но к середине раунда все проходит. Тогда уже все вижу, слышу, думаю. Слышать тренера во время боя — очень хорошее качество. Хотя вспоминаю свои первые бои по любителям, когда был жесткий мандраж, — в таком случае ты просто ничего не замечаешь, бывает, просто стоишь и потеешь, в бою не дышишь, тут же падает выносливость. А с опытом все меняется.

Тренер волнуется больше, чем я

— На чемпионат мира ты отбирался на турнире New Fighting Generation 10. Что сейчас помнишь о нем?

— Там все было спокойно. Никакой агрессии с соперником. Вышли в клетку, поработали. Даже на чемпионате Беларуси все прошло по-другому: парень в финале на меня такими бычьими глазами смотрел! Тут же провели бой «на спокойняке», никто даже никаких травм не получил. После турнира я два-три дня отдохнул и пошел на тренировку. Интереснее было даже перед соревнованиями: взвешивание в парке «Dreamland», дуэль взглядов. Прикольная фишка. Особенно если вспоминать, с чего начинался NFG. Первые соревнования: приезжали в обычный зал, народ становился вокруг матов — и бойцы просто «месились». Кто-то вылетал с ковра — его зрители просто заталкивали обратно. А уже где-то с NFG 5 организация стала другой. Все растет, все развивается. Уже хотят, чтобы какой-то трэшток перед турнирами появился. Антон Рыбченок с Алексеем Сугаком неплохо эту тему поднимают.


— Алексей же еще и твой тренер. Давно работаете?

— Уже года полтора. Сначала я занимался с Андреем Макаренко, который теперь является директором Федерации. Потом ему пришла замена в лице Алексея. Как человек он вообще отличный. Мы здорово сошлись характерами. Если мне что-то надо —всегда поможет. Даже когда я на бой выхожу, он волнуется больше меня.

— Алексей — парень спокойный. Или может устроить…

— Может! :) Но у нас все спокойные. Злой человек — слабый человек. Сильному не надо ни перед кем самоутверждаться. Ни разу не видел никого у нас в «Академии ММА» бойца, который был бы типа злой хулиган. Все — добрейшие люди. Хотя, признаюсь, на первую тренировку ехал с опаской. Нас тогда было человек пять новичков, думал, будут тут ходить такие «быки», смотреть на нас исподлобья, в стену нас забивать. А в итоге очень удивились: все очень добрые, все помогали, не было никакой агрессии. А ведь ММА — жесткие единоборства по своей сути.


Наши ребята ведут себя уравновешенно и спокойно

— Многим ведь кажется, что здесь каждый день — ярость, кровь…

— Когда я выиграл первую республику, папа стал всем соседям рассказывать про мои достижения. Ко мне все подходили и спрашивали: «Как ты до такого дошел? Это же ММА, мы смотрели по телевизору UFC — там так страшно, локтями рассекают, травмы, могут покалечить!» Но люди просто никогда не были в зале. Когда я учился в школе, сходил как-то с другом за компанию побоксировать в один зал. Так там ребята были просто на несколько уровней ниже, чем у нас. И тренировки — просто парни одели перчатки и друг друга бьют. Вот там и злость, и кровь, и крики. Как на улице. Люди пришли просто подраться. У нас же ребята, которые действительно могут нанести тебе неплохой урон, ведут себя уравновешенно и спокойно.


Ребята шли мимо и захватили меня с собой на тренировку

— С чего начались для тебя занятия ММА?

— Приехал я как-то после работы, сидел дома, в компьютере играл. А я живу на первом этаже. Вдруг стук в окно. Открываю — там три друга. Говорят: «Пойдем на ММА!» Отвечаю: «Что мы, чижовские пацаны, не сходим на ММА?!» Шорты, майку в сумку закинул — и пошли. Отзанимался — и мне очень сильно понравилось. Ребята потом закончили, а я остался. Особенно сильно меня зацепило, когда почувствовал результат, произошло это где-то через полгода. А когда выиграл свой первый NFG, понял, что очень сильно хочу развиваться в этой сфере. А дальше пошло по накатанной — одни соревнования, другие. Все пошло как по маслу. Хотя раньше про такой вид спорта даже не думал. Хотя пацаны обычно смотрят бокс, нокауты, добавляют себе всякие видео эффектные. Такое было, но всерьез заниматься не собирался. Случайно все получилось: ребята шли мимо и захватили меня с собой. И сейчас с каждым соревнованием огонек только подстегивается внутри. Как кто-то дрова в печку подбрасывает.

— Помнишь первые тренировки?

— Мне кажется, меня там просто били. Мы тогда пришли с другом, который раньше занимался боксом, и он мне поставил мой первый фингал. Поначалу, когда меня зажимали, я опускал голову и мне постоянно прилетало. Но я падал и вставал. Первые два месяца вообще ничего не получалось. Антон Рыбченок смеялся, говорил: «Чего ты прыгаешь как кузнечик?»

— Сейчас у тебя уже есть медаль чемпионата мира…

— Да, теперь уже не кузнечик :).

Танцы помогли в ММА

— У тебя ведь тоже была определенная подготовка…

— Восемь лет отдал танцам. С пятого класса учился в хореографическом колледже. С 8.30 до 20.00 — неплохой режим, учебный день, пять часов в день «физухи». Три вида танцев: классический балетный, народный и дуэтный. И так каждый день, кроме воскресенья. И когда пришел в ММА, мне было достаточно комфортно. Бой — это ведь передвижения. «Челнок», «циркули» — такое схватывал на лету. После двух лет в Государственном ансамбле танца — лучшем в Беларуси, все передвижения для меня были простыми. Танцы мне помогли. Когда был маленький, брыкался, не хотел ходить на репетиции. Сейчас понимаю, что все пошло на пользу. Ноги — важнейшая часть в таких единоборствах, как бокс, ММА.


— Какими достижениями в танцах можешь похвастаться?

— Честно говоря, достижений больших и нет. У меня и желания никакого для этого не было. И в ансамбль я пошел, потому что после колледжа нужно было отрабатывать. Да и колледж я окончил, можно сказать, под кнутом. После девятого класса нас отправляли на курсы, танцевать в тот же Театр оперы и балета. Там нас уже выпускали танцевать на сцену как будущих артистов. Но никогда такого не было, чтобы я там чувствовал себя в своей тарелке, как сейчас в ММА.

— Наверное, родители хотели, чтобы ты занимался танцами?

— Мама. Папа как-то пропустил тот момент :). На все повлияла моя крестная, которая занимается постановками народных танцев. Она как-то предложила моей маме: «Давай отдадим в ансамбль, по миру поездит!»

— Поездил?

— Нет :). Может, репутация не позволяла. У нас было всего пару парней, которые сами хотели заниматься, и потом уехали поступать в Академию русского балета имени Вагановой. Там действительно можно куда-то выбиться и заработать. Остальные же были, как я: танцевать не хотим, учиться не хотим.

«Я, конечно же, попал на медведя»

— В детстве во дворе не «травили» из-за занятий танцами?

— Постоянно. Пока не приелось, тогда уже начали отпускать. Тогда уже стали другим рассказывать: «У нас пацан в Ансамбле танца выступает!».

— Задевало?

— Нет. Правда, когда девочки говорили, вот тогда уже задевало :). «Как так: мальчик — и балетом занимаешься?!».

— Где выступал?

— И в театре оперы и балета, и в ДК МАЗ, на «Славянском базаре», даже в Бобруйске! Мы жили во время чемпионата мира в гостинице напротив того зала, где я танцевал. Приехал — и был очень сильно удивлен.


— Самое памятное выступление?

— После полугода отработки нас как новеньких отправили в ДК МАЗ на Новый год участвовать в представлении для детей работников завода. Спектакль назывался «Зимняя сказка» или что-то такое. Были костюмы козы, медведя и кого-то еще. Медведь был самым жарким. Мы с пацанами разыграли персонажей на «цу-е-фа». Я, конечно же, попал на медведя. В день было два спектакля, по времени — часа четыре, без перерыва. Когда теперь гоняю вес, вспоминаю тот костюм :). Просто побегать бы в нем — килограмма четыре очень легко бы ушло. Вот это весогонка! Снимаешь майку — и просто выжимаешь ее, пот течет. А так… Что там в ансамбле? Одни и те же танцы по сто раз. Только веселые случае вспоминаются. Эмоциональным получился последний концерт — в Витебске на «Славянском базаре». Стояли с пацанами и понимали: вот она, последняя минута танцев! Станцуем — и уходим. Некоторые даже плакали.

— Не хотелось остаться?

— Поначалу да, но на утро перехотелось :).

— В Ансамбле были не против твоих занятий ММА?

— Сначала там даже не знали. А потом сказал одному, тот — другому, и разнеслось. Синяки? Если что, загримировали бы как надо. У меня было прозвище «Снежок», я был очень белый :). Люди поначалу думали, что мне плохо, а у меня просто такая кожа :).


На работу с удовольствием

— Сейчас ты уже сам тренируешь детей в «Академии ММА». А какой ты тренер?

— Думаю, что не плохой. Я достаточно терпеливый, но могу быть и пожестче, если требуется. В работе с детьми все зависит от их желания. Чтобы не было, как у меня в танцах: как меня ни учили, только нервы потратили. Когда я тренирую, я получаю удовольствие. Еду на работу всегда с хорошим настроением. Все, что знаю, передаю детям.

— Как проходит обычная тренировка?

—В первую очередь — хорошая разминка. То, что дети очень не любят :). Есть ребята, которые пришли из бокса, тхэквондо. Спрашивал, что они делали на занятиях? Говорят: «пять минут побегаем сами по кругу, а потом — спарринги». У нас такого никогда нет: побегаем, упражнения поделаем, прогреемся, колени, плечики разомнем. Потом — растяжка. Дальше одеваем перчаточки, отрабатываем комбинации. И если хорошо справляемся, в последние минут 10 — 15 даю им отвести душу :). 22 декабря в Столбцах будут детские соревнования, выделил пару ребят.

— Уже представляешь себя во время боя в углу, подсказывая подопечным?

— Нет :). Это, наверное, будет стресс. Когда кто-то другой в бою, например, одноклубник, хочется самому выскочить. А сейчас, когда на ковре будут ученики… Наверное, домой приеду с седыми волосами :).


Молод и горяч!

— Поделишься планами?

— Хочу, как и любой боец, который занимается любимым делом, драться, побеждать, чтобы тебя заметили, выступать в хорошем промоушене и зарабатывать там деньги. Что еще надо? Останавливаться на медали с чемпионата мира нельзя. Я еще молод и горяч, дам прикурить!